Авторизируйтесьдля полного доступа к сайту

Забыли пароль?
или
Регистрация
Будь благословением
Сообщество
  • Категория:Культура и искуство
  • Описание:Не указано

Христу Иисусу песнь поют уста. Как сладостно хвалить Иисуса пеньем. Мы будем петь когда-нибудь ни так. Намного лучше и благословенней.На небеса к Спасителю придём, И музыку небесную услышим. Каким он будет первый наш псалом, Кто новые слова к нему напишет?Я верю, что мелодия небес Покажется знакомой нам и близкой. Мы будем петь, как умер и воскрес Спаситель наш, пред ним склоняясь низко.Сольемся воедино мы в хвале, Песнь новую Иисусу воспевая. И тот, кто не умел петь на Земле, На небе будет петь не умолкаяТакого хора не слыхал никто Поющего легко и вдохновенно. Хвалебных песен радостный поток Как море разольется во вселенной.И вспыхнув ярче каждая звезда, Какая песнь! прошепчет с удивленьем. И смолкнут хоры ангелов тогда, Услышав наше неземное пенье.Мы будем петь, мы будем ликовать, ни час, ни день, ни год, ни век вовеки! Господь подарит музыку, слова Спасенному Иисусом человеку.Как хочется, чтоб этот миг настал, Чтоб зазвучал скорее хор небесный… Но и сегодня славим мы Христа В своих земных несовершенных песнях.В них- отзвук той небесной красоты, Которую мы сердцем понимаем, Поём Иисусу вместе я и ты, Нас эти песни к небу поднимают.И пусть несовершенны голоса, И по земному музыка пусть льётся, Но чьи-то заблестят от слёз глаза, И чьё-то сердце вдруг сильней забьётся.И кто-то на колени встанет вновь, Услышав это пенье о Распятом, И с нами кто-то про Иисуса кровь Впервые запоёт, как мы когда-то…Мы будем петь на небесах не так- Намного лучше и благословенней… Но пусть сегодня сердце и уста, Как могут Иисуса славят пеньем.Нас учит петь Иисусу Дух Святой- Он нам даёт и музыку и слово… И старый пусть поёт, и молодой Песнь славы имени Христову!

201

О молодежи Боязнь меня так часто наполняет, Как часто вспоминаю я о том, Что путь тернистый всех нас ожидает, И сколько будет трудностей потом.. Что будет скорби и печали больше, Чем было до теперешней поры. Что разлучаться и скитаться будем дольше, Чем когда-либо вообще встречались мы. И грустно на душе и тяжко сердцу, Что мы взрослеем, выбираем путь... Шли раньше по одной дороге вместе, Таперь же нам приходится свернуть. Один свернет туда, на ниву эту, А тот был избран сеять слово там... И постепенно мы рассеемся по свету, И встретимся ли? Кто ответит нам? И страшно мне, что столько испытаний Нам предстоит по одному пройти... А так хотелось бы единым станом Всё одолеть и не свернуть с пути. Нет, не права я, говоря такое, Что мы одни идем своей тропой. В Господень план входит совсем иное, Он каждый шаг ведёт Своей рукой. И нежно скажет он тебе: " не бойся, Избрал тебя не для того, чтоб погубить, Пожалуйста, всем сердцем мне доверься, Лишь я тебя сумею сохранить. Да, будет много трудностей и скорби, Но Мне поверь, ты в вечность попадешь, Увидишь там Меня, войдешь в чертоги, И даже друзей юности найдешь. Представь, как сладка будет эта встреча, Со Мной, и братосестрией твоей, Поэтому иди дорогой в вечность, Без страха, но с любовию Моей..." Теперь молюсь Христу я горячее, Перечисляя всех, кто дорог мне. И пусть скучаю по отчизне всё сильнее, Зато теперь и страха в сердце нет. Ты проведешь меня своей дорогой, Откроешь мне врата у входа в рай, И там утешусь от печалей многих... Ну а пока.. дай силы, дай...

000

Письмо Бога к человеку Приветствую, тебя! Как поживаешь? Хотелось бы поговорить с тобой, Но временем ты не располагаешь, Поэтому пишу тебе домой. Я и вчера Был у твоей постели И Ждал, когда расстанешься со сном, Чтобы Предать уверенности в деле И Одарить счастливым новым днем. Но ты лицом к стене поворотился, Чтоб сон продлить на несколько минут, А Я Стоял и Ждал, не Торопился, Так люди на земле не ждут. Потом и вовсе времени не стало. Ты мылся, одевался и ушел. Но беглый взгляд твой в зеркале усталый Сказал Мне, что не все так хорошо. На миг твой взгляд упал на Мое Слово. Я Думал, ты поговоришь со Мной. Я был Готов Утешить тебя снова, Но нет, ты увлечен был суетой. И днем, Мое дитя, Я вновь и вновь пытался Вступить с тобой в полезный разговор. Я Ждал. Я ни на миг не отлучался, Но не Меня искал твой слабый взор. А помнишь завтрак - вкусненькую пищу? Все это было от Меня. Кого Люблю, те кушанья не ищут, А все сидят у Моего стола. Потом обед. И вздох тяжелый снова, А Я Стоял так близко, за спиной. Я Ждал, что ты промолвишь слово, Что ты заговоришь со Мной. Что ты о чем-нибудь Меня попросишь, Чтоб Я Помог в решении проблем, Но мысль тебя какая-то уносит И ты ко Мне все так же глух и нем. А когда весть к тебе пришла плохая И слезы побежали в два ручья, Я так Хотел их Вытереть, Мечтая, Что наконец-то пригодился Я. Я Отвлекал тебя от горьких мыслей, Я солнышка лучами Согревал. Я Сделал так, что радуги повисли, Как разноцветный горный перевал. Я ветерок Послал тебе навстречу И дождь Пролил обильно стороной. Все птицы песни пели целый вечер, Но все ж ты не заговорил со Мной. И даже вечером, придя с работы, Ты почему-то не побыл со Мной И, в спешке приняв ужин без заботы, Ты канул в телевизор с головой. Программа увлекла тебя надолго. Она важна, как видно, для тебя. Она важнее разговора с Богом, Ты просто игнорируешь Меня. Иль уйму дел хотел бы ты закончить. Насколько важно все сейчас? Чтоб переделать их - не хватит ночи, А ты уже не размыкаешь глаз. Ты выбился из сил, Я Понимаю, Изнемогая, бросился в постель. Меня, увы, совсем не замечая, А Я так много выслушать хотел! Мысль обо Мне мелькнула на мгновенье, Но это было сквозь пространство сна. И, к Моему большому сожаленью, Сон одолел тебя до дна. За целый день не проронил ни слова. За что же ты не любишь так Меня? Но завтра Я Приду, чтоб снова Благословить тебя в начале дня. Не для того Я Написал все это, Чтоб упрекнуть тебя, доставить боль. А чтоб Помочь и делом, и советом, Чтоб Проявить к тебе Свою любовь. Общенье тебе нужно и полезно. Я рядом буду, Я тебя дождусь! Со Мной, поверь, тебе намного лучше будет. С любовию, СПАСИТЕЛЬ твой, ИИСУС

503

Не хочу одевать маску смеха Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Римлянам 7 Не хочу надевать маску смеха,  Когда плачет душа и кричит,  Не хочу выдумывать фразы, Когда дух мой угрюмо молчит.  Что натягивать глупо улыбку, Что лукавить - я в западне! Я устала бороться с собою, Иисус, я взываю к Тебе!  Я ничто. Я прах. Пыль земная.  Потому вновь Тебя я зову!  Моя праведность - лужа грязи... Ничего без Тебя не могу!  Я святою бываю недолго Согрешаю то в мыслях, то вслух... Боже мой! Какая трясина!  Боже мой! Это - замкнутый круг! Я вчера наполнялась любовью, А сегодня я зла, как змея.  Шаг вперёд,два назад - так иду я. Иисус, подтолкни же меня!  Я подушку свою в пятнах туши Каждый вечер сжимаю в руках... Как же мне быть как Ты совершенной,  Если я утопаю в грехах? Горе мне! Горе мне! Кто избавит От греховной природы меня? Сколько можно - грешу я и каюсь... И грешу , не проходит и дня.  Вновь одна и та же уловка - Раздражение,ропот и боль,  Словно мне на зажившие раны  Посыпают едкую соль. И вина многотонною массой  Давит грудь.И замкнутый круг Вновь приводит меня к той же точке,  Где я вновь спотыкаюсь о сук,  Спотыкаюсь о ту же корягу  Осуждения и обид... И опять я - кимвал звучащий, Я как медь, что напрасно звенит. Бедный я человек! Кто избавит  От сего тела смерти меня!?  Ведь я делаю, что ненавижу,  Что хочу, не делаю я.  И на этих словах оборвались  Мои строки. Где же ответ?  С этим важным и сложным вопросом  Не один я встречала рассвет. Я терзалась, себя обвиняла,  Вопрошала Отца о себе  И Господь наконец мне ответил: " Кто солгал тебе о тебе? Кто сказал, что ты - лужа грязи?  Разве ты не в одеждах Моих? Разве Я тебя обвиняю?  Я грехов и не помню твоих!"  Удивлённая Голосом свыше  Я опешила.Вот так ответ!  А Господь продолжал:"Я Всевышний! Грех распял Я. В тебе его нет!" Не твоя, а Моя в тебе святость! Праведность не твоя, а Моя!  Говоришь, без Меня ты не можешь?  Кто сказал, что ты без Меня?! Ты - ничто? Кто выдумал это? Разве б Я за ничто умирал?  Так не верь в ложь известную эту!  Я тебя на кресте оправдал!  Веришь ли? Через жертву Иисуса  Я избавил тебя от греха,  Веришь ли? Я тебе вручил силу  Наступать на любого врага! Ты спросила, как быть совершенной?  Моё Слово в сердце посей!  Размышляй над Ним и однажды  Оно вырастет в жизни твоей! Поливай Его напоминаньем, Исповедуй Его день и ночь,  Повторяй Мои обещанья,  А сомненья свои гони прочь. Моё Слово всегда исполняет,  То, зачем Я Его посылал  И любого оно изменяет, Кто Его в своё сердце впитал.  Ведь не ты, а Оно творит чудо, Ты себя не изменишь, поверь,  Только Слово Моё даёт силу  Для греха навсегда закрыть дверь. Моя истина освобождает,  За неё держись, не зевай!  Если враг тебя обвиняет,  Мою истину провозглашай! О ,она потрясёт мир духовный!  Я тебе подарил этот меч! Не сиди над ним, сложа руки.  Этот меч способен рассечь Тьму любую, любые оковы,  Что мешает тебе его взять?  Ведь Я всё дал тебе для победы, Что мешает тебе побеждать?" Мне вопросы Христа отвечали На вопросы и беды мои... Мне Слова Его силу дали, В сердцу веру вложили они. Слово Божье меня вразумляло,  Жизнь и радость вдохнуло в меня И лицо моё засияло От зажжённого Богом огня.

000

СВЕТЛЫЙ ГОСТЬ Ко мне пришел однажды Светлый Гость, Он лишь вошел и дом мой засиял. Поставил саквояж, поставил трость И у меня остаться пожелал. Мы вместе пили красное вино, Он хлеб принес и Сам переломил Рассказывал про Тело и про Кровь И мудрости меня Своей учил. Поведал мне такие чудеса,- Я только в сказке слышал о таком: Про город на горе, про небеса, Про временный и постоянный дом. С Ним так спокойно мне. Он знает все, Ответить может на любой вопрос, И имя не простое у Него- Его зовут Иисус. Иисус Христос. Я поселил Его на чердаке- Вполне пригодном месте для жилья, Но Он, конечно, может жить везде, Хотя хозяин в доме все же я. И чудо! Он очистил мой чердак, Он так его украсил и убрал, Там стало так светло! Уютно так! Я у Него все время отдыхал. И вот однажды мы с Ним пили чай, И вдруг звонок. Я вышел, дверь открыл, И за минуту из дворца в сарай Мой бедный дом грабитель превратил. Я побежал к Иисусу на чердак, Я горько плакал, я понять не мог: Ну почему со мной случилось так? И почему Иисус мне не помог? Иисус меня обнял, утер слезу, Налил мне чай, и ласково сказал: "Мой добрый друг, я защитить могу Лишь то, что ты мне навсегда отдал" Все понял! Отдаю тебе весь дом! И все что в доме, делим пополам! Все отдаю тебе, хоть и с трудом, Все, кроме кухни, я готовлю сам. Ну, извини! Я просто так привык. Я видишь ли, экзотику люблю. Привычка дело тонкое, старик, Я кухню никому не уступлю. Он не обиделся! Какой хороший друг! Как будто мы знакомы много лет. Иисус принес в мой дом такой уют, В кромешной тьме зажег Свой чудный свет. Он капитально вычищал мой дом, Он вынес столько хлама из него, Что я признаться понимал с трудом, Как помещалось в доме это все. Теперь мой дом и светел и красив, Теперь мой дом имеет Божий флаг, Иисус его Собою сохранил, Теперь к нему не подберется враг! И вдруг я заболел. Какой кошмар, Не в силах приготовить я обед! Иисус пошел спокойно в ресторан, А я чуть не покинул этот свет. "Иисус! Я чуть не умер! Где Ты был? Я голоден! Поесть желаю я!" А Он сказал: "Ты сам мне запретил, Ты захотел обедать без Меня." Иисус! Прости! Я понял. Я не прав. Смиряюсь, Мудрый друг, перед Тобой. Прости мой пыл, прости мой глупый нрав, Пожалуйста, поужинай со мной.  Елена Несмиян

000

Бог О ты, пространством бесконечный, Живый в движеньи вещества, Теченьем времени превечный, Без лиц, в трех лицах божества! Дух всюду сущий и единый, Кому нет места и причины, Кого никто постичь не мог, Кто все собою наполняет, Объемлет, зиждет, сохраняет, Кого мы называем Бог!Измерить океан глубокий, Сочесть пески, лучи планет Хотя и мог бы ум высокий, Тебе числа и меры нет! Не могут духи просвещенны, От света твоего рожденны, Исследовать судеб твоих: Лишь мысль к тебе взнестись дерзает, В твоем величьи исчезает, Как в вечности прошедший миг.Хаоса бытность довременну Из бездн ты вечности воззвал, А вечность, прежде век рожденну, В себе самом ты основал: Себя собою составляя, Собою из себя сияя, Ты свет, откуда свет истек. Создавый всё единым словом, В твореньи простираясь новом, Ты был, ты есть, ты будешь ввек!Ты цепь существ в себе вмещаешь, Ее содержишь и живишь; Конец с началом сопрягаешь И смертию живот даришь. Как искры сыплются, стремятся, Так солнцы от тебя родятся; Как в мразный, ясный день зимой Пылинки инея сверкают, Вратятся, зыблются, сияют, Так звезды в безднах под тобой.Светил возжженных миллионы В неизмеримости текут, Твои они творят законы, Лучи животворящи льют. Но огненны сии лампады, Иль рдяных кристалей громады, Иль волн златых кипящий сонм, Или горящие эфиры, Иль вкупе все светящи миры Перед тобой как нощь пред днем.Как капля в море опущенна, Вся твердь перед тобой сия. Но что мной зримая вселенна? И что перед тобою я? В воздушном океане оном, Миры умножа миллионом Стократ других миров, и то, Когда дерзну сравнить с тобою, Лишь будет точкою одною: А я перед тобой ничто.Ничто! Но ты во мне сияешь Величеством твоих доброт; Во мне себя изображаешь, Как солнце в малой капле вод. Ничто! Но жизнь я ощущаю, Несытым некаким летаю Всегда пареньем в высоты; Тебя душа моя быть чает, Вникает, мыслит, рассуждает: Я есмь конечно есть и ты!Ты есть! Природы чин вещает, Гласит мое мне сердце то, Меня мой разум уверяет, Ты есть и я уж не ничто! Частица целой я вселенной, Поставлен, мнится мне, в почтенной Средине естества я той, Где начал тварей ты телесных, Где кончил ты духов небесных И цепь существ связал всех мной.Я связь миров повсюду сущих, Я крайня степень вещества; Я средоточие живущих, Черта начальна божества; Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю, Я царь я раб я червь я бог! Но, будучи я столь чудесен, Отколе происшел? безвестен; А сам собой я быть не мог.Твое созданье я, создатель! Твоей премудрости я тварь, Источник жизни, благ податель, Душа души моей и царь! Твоей то правде нужно было, Чтоб смертну бездну преходило Мое бессмертно бытие; Чтоб дух мой в смертность облачился И чтоб чрез смерть я возвратился, Отец! в бессмертие твое.Неизъяснимый, непостижный! Я знаю, что души моей Воображении бессильны И тени начертать твоей; Но если славословить должно, То слабым смертным невозможно Тебя ничем иным почтить, Как им к тебе лишь возвышаться, В безмерной разности теряться И благодарны слезы лить.Г. Р. Державин

000

Обычный человек Обычный человек обычным утром  Обычными ногами в тапки влез,  Затикали обычные минуты…  Обычность съела чудо из чудес.  Обычность съела чудо пробуждения,  Когда его душа, еще во сне,  Пережила повторное рожденье,  Как маленький подснежник по весне.  Душа была так рада пробужденью!  Она хотела петь и ликовать!  Но человек имел в уме решенье:  Душе своей ни в чем не потакать.  Обычный человек обычным утром  Обычный нос рукою почесал  И даже не подумал почему-то,  Что он руке спасибо не сказал.  С утра он не включал погромче уши  И видимость в глазах не наводил,  Не умолял желудок свой покушать.  Все просто! Он проснулся и ожил.  И четко заработали системы,  Ответственное сердце в такт стучит…  Тот человек не знал обычной схемы,  Как, где и из чего он состоит.  За жизнь свою он так и не подумал,  Кто дал ему на эту жизнь права...  И вот однажды человек тот умер,  А жить осталась только голова.  Обычный человек обычным утром  Вдруг вскрикнул, пошатнулся и упал.  Он был парализован с той минуты,  Но с той минуты он себя познал.  Сначала он кричал, кричал всем телом,  Но слышал только злую тишину.  От тщетного усилия вспотел он.  Он оказался в теле как в плену.  Когда же он устал кричать беззвучно,  Он горестно беззвучно зарыдал.  Над ним повисло горе мрачной тучей,  Но в этом горе он себя познал.  Он обнаружил, как прекрасны руки.  Как много можно с ними успевать.  А он так часто маялся от скуки,  А мог бы что-то строить, сеять, жать.  Но как прекрасны оказались ноги.  Он этого никак не ожидал.  Без уговоров шли любой дорогой.  Он в жизни их почти не замечал.  Безропотно ему служило тело,  Не ныло, не болело никогда,  Послушно спало, жило, пило, ело  И слушалось хозяина всегда.  Он размышлял; “Куда же делась сила,  Что неизменно четко каждый день  Весь организм в движенье приводила,  А с ней куда-то делись сон и лень.  О! Если бы рука зашевелилась,  Он написал бы миру: “Оглянись!”  Ведь ты имеешь благодать и милость,  Она в тебе поддерживает жизнь.  Не допусти, чтоб было слишком поздно,  Скажи спасибо ей уже сейчас!  Она о нас заботится сегодня  И почему-то очень любит нас.  Теперь я знаю, что это за сила.  О! Если б я сказать об этом мог,  Я закричал бы плачущему миру,  Что эта сила всемогущий Бог!  За все теперь благодарить я буду,  За все, что посылает мне судьба  БЛАГОДАРЮ!...  И в тот момент, о чудо! –  Зашевелилась мертвая рука...

202

Выбор креста Усталый шел крутой дорогой путник С усилием передвигая ноги. По гладким он скалам горы тащился И, наконец, достиг ее вершины. С вершины той широкая открылась Равнина, вся облитая лучами На край небес склонившего солнца. Свершив свой путь, великое светило Последними лучами озаряло, Прощаясь с ним, полузаснувший мир. И был покой повсюду несказанный. Утешенный видением таким, Стал странник на колена, прочитал Вечернюю молитву и потом На благовонном лоне муравы Простерся, и сошел уму на вежды Миротворящий сон, и сновиденьем Был дух его из брения телесной Темницы извлечен. Пред ним явилось Господним ликом пламенное солнце, Господнею одеждой твердь небес, Подножием Господних ног земля. И к Господу воскликнул он: "Отец! Не отвратись во гневе от меня, Когда всю слабость грешныя души Я исповедаю перед Тобою. Я знаю: каждый, кто здесь от жены Рожден, свой крест нести покорно должен. Но тяжестью не все кресты равны. Мой слишком мне тяжел, не по моим Он силам. Облегчи его, иль он Меня раздавит и моя душа погибнет." Так в бессмыслии он Бога Всевышнего молил. И вдруг великий Повеял ветер, и его умчало На высоту неодолимой силой. И он себя во храме вдруг увидел, Где множество бесчисленное было Крестов, и он потом услышал голос: "Перед тобою все кресты земные Здесь собраны, какой ты сам из них Захочешь взять, тот и бери". И начал Кресты он разбирать, и тяжесть их Испытывать и каждый класть на плечи, Чтобы узнать, какой нести удобней. Но выбрать было нелегко: один Был слишком для него велик, другой Тяжел, а тот, хотя и не велик и не тяжел, но неудобен, резал Краями острыми он плечи. Иной был слит из золота, за то И не в подъем, как золото. И, словом, Ни одного креста не мог он выбрать, Хотя и все пересмотрел. И снова Уж начинать хотел он хотел он пересмотр, Как вдруг увидел он простой, им прежде Оставленный без замечанья крест. Был он нелегок, правда, был из твердой Сработан пальмы, но зато как будто По мерке для него был сделан, так Ему пришелся по плечу он ловко. И он воскликнул: "Господи, позволь мне Взять вот этот крест". И взял Но что же? Он Был самый тот, который он уж нес.

000

В доме Горшечника «Скажет ли глина горшечнику: что ты делаешь?» (Ис. 45 гл.). «Не властен ли горшечник над глиною?» (Римлянам 9 гл.). «Но ныне, Господи, Ты Отец наш; мы глина, а Ты образователь наш, и все мы дело руки Твоей» (Исаия 64 гл.). В доме горшечника глина, кружало… Лепит горшечник из глины сосуд. Трудится Мастер. Забыл Он про жалость, Глины комок пальцы давят и мнут. Если бы взялся неопытный кто-то Глина осталась бы грязи куском. Трудится Мастер. Он знает работу: Полон сосудов горшечника дом. Глина под пальцами стонет и плачет: «Лучше бы глиной вовеки лежать!» Сделать сосуд невозможно иначе, Только вот так глину пальцами жать. Мастер склонился над кругом гончарным…. Он не волнуется и не спешит, Времени, кажется, не замечает… Что за сосуд Мастер сделать решил? Он не искал чьих-то умных советов, Ни от кого Он подсказки не ждал. Лепит из глины, руками согретой, Что за сосуд? Никому не сказал. И очертанья уже появились…. Форма, изящество линий… Кувшин! Пальцы кружились, кружились, кружились… Мастер работу почти завершил. Глина от этой работы устала: «О, поскорей бы закончился труд!» Мастер трудился, а глина не знала, Что на глазах превращалась в сосуд. Он становился все глаже и глаже…Чудо! в кувшине жила красота. Глина вздыхала: «Когда же, когда же?» Но для горшечника что-то не так. Мастер смотрел. Он задумал другое: Без сожаленья кувшин вмиг был смят. Глина кричала: «Да что же такое? Рядом на полках кувшины стоят. Чем я была хуже тех или этих? Я не хочу возвращаться на круг…» Мастер все слышал. Но Он не ответил, На пол Он глину не бросил из рук. И началась вся работа сначала… Сколько терпения Мастер имел! Снова склонился над кругом гончарным…. Ночь за окном, но Он спать не хотел. Теплые пальцы… Простое кружало… Как бы работа была ни трудна, Глина смирилась, и мягкою стала. «Я потерплю…» прошептала она. И завершится работа к рассвету…Глины комочком я в Божьих руках. Больно сосудом стать. Знаю об этом. Мастер Свои мне откроет секреты Что за сосуд будет там, в небесах? Любовь Васенина

000